Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения: Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта

Ректор МГТУ дал интервью информационному агентству «Би-порт»

22.06.2017

В российском обществе продолжаются дискуссии о реформах. Звучат, в частности, вопросы: нужны ли нам чужие рецепты преобразований? Почему у других реформы получаются, а у россиян не очень? В Мурманской области в разгаре реформа высшего образования: под патронажем Министерства образования и науки России и лично Губернатора Мурманской области началось создание регионального опорного вуза путем объединения двух ведущих образовательных организаций региона, находящихся в разной ведомственной подчиненности. Полезен ли в конкретном случае иностранный опыт?

Мы пообщались с ректором МГТУ Сергеем Агарковым, который поделился своим мнением по предстоящему объединению и смене учредителя "высшей мореходки".

– Сергей Анатольевич, как Вы в целом оцениваете результаты прошедшей в Мурманске 14-15 июня 2017 года проектно-аналитической сессии? Что удалось, что нет, какие перспективы для обучающихся, абитуриентов, профессорско-преподавательского состава, работодателей?

– Само заседание проектно-аналитической группы, организованное Министерством образования и науки России в рамках исполнения распоряжения Правительства России, для нас было абсолютно новым форматом. До этого мы встречались в рабочих группах. По форме проведения заседание, на мой взгляд, было похоже на общественные слушания с той лишь разницей, что в нем принимали участие исключительно представители профессионального сообщества, чьи интересы напрямую затрагивались. Что касается результатов, то они не носили протокольный характер, являясь обязательными к исполнению, но они учитываются в последующих государственных документах, определяющих регламентные процедуры, обязательства и ответственность сторон, целевые показатели и так далее. Поэтому обсуждение было очень острым, порой эмоциональным, со всеми, как говорится, "за" и "против". Единственное, в чем был полный консенсус участников разных сторон – это то, что поручение Президента России и распоряжение Правительства надо выполнять, это действительно не было предметом дискуссии.

Другой вопрос – позиции сторон в части подходов исполнения государственных решений. В этом смысле они мало изменились, а лишь приобрели более конкретные и аргументированные очертания, так как большинство участников – это профессионалы высочайшего уровня, обладающие не только глубокими теоретическими знаниями, но и огромным профессиональным опытом, проверенным практикой самой жизни. Это крайне важно в таких диспутах, ведь ответственность за принятые сегодня решения останется очень высокой и в будущем. И дело не только в административно-чиновничьей ответственности перед Главой государства и Правительством России. Здесь все понятно. А в ответственности перед всеми теми людьми: студентами, курсантами, абитуриентами, преподавателями, работодателями, ради которых эта реформа проводится. Поэтому задача, которую мы ставили на прошедшей проектно-аналитической сессии – максимально выявить все возможные риски для упреждения вероятных негативных последствий, включая социальные, цена которых всегда крайне высока.

– Расскажите подробнее о позициях участников, где и в чем кроются те самые "за" и "против"?

– С точки зрения основных подходов к практическому исполнению принятых на государственном уровне решений самым спорным вопросом, по которому принципиальные позиции участников разошлись, является организация морской конвенционной подготовки членов экипажей плавательного состава судов в соответствии с международными и российскими требованиями. Были обозначены два подхода, которые можно условно разделить на "классический" (профессионально-отраслевой) и "модернистско-реформаторский".

"Классический" основывается на проверенной временем и жизнью профессионально-отраслевой парадигме подготовки кадров для морской деятельности. И в этом смысле не имеет значения, подготовка ли это для морского, рыбопромыслового или речного флота. Потому что базовые принципы основываются на традициях советской и российской школы морского образования, благодаря которым наша страна стала великой морской Державой, а российские моряки – лучшими в мире!

Наиболее принципиальным с точки зрения государственного управления организацией подготовки кадров для морской деятельности является вопрос функции и полномочия федеральных органов власти (ФОИВ), которые законодательно закреплены за Минтрансом России, Росморречфлотом, Росрыболовством и которые находятся в неразрывной связи с другими полномочиями этих ФОИВ в области морской деятельности. Здесь трудятся высочайшие отраслевые профессионалы, мастера своего дела – как правило, выходцы с флотов, знающие все азы морской специальности. Все это вместе создает ту неразрывную связь полномочий и ответственности, которая гарантирует качество морского образования в соответствии с международными и российскими требованиями.

Этот подход, как известно, поддерживает все профессиональное морское и рыбацкое сообщество, в том числе, в лице представителей Минтранса России, которые предельно принципиально высказывались во время работы сессии, поставив во главу угла сущностное содержание данного вопроса. Другими словами, речь должна идти не о том, как вписать в объединенный университет МАГУ морское образование. А о том, как создать такую организационную модель, которая в рамках принятых государственных решений наиболее полно и комплексно будет удовлетворять требованиям подготовки высококвалифицированных специалистов для работы на морских (рыбопромысловых) судах, способных выполнять свои профессиональные функции, связанные не только с обеспечением безопасности мореплавания, но и с высоким умением сохранять самообладание, беспрекословно и грамотно действовать в экстремальных ситуациях борьбы за живучесть, спасения жизни на море. Именно этими морально-волевыми качествами всегда отличались советские и российские моряки командного и рядового состава. И именно по этим качествам они считаются до настоящего времени лучшими в мире!

Эта целостная система подготовки курсантов десятилетиями отрабатывалась в специализированных морских вузах и была основана на принципах Устава службы на судах морского и рыбопромыслового флота, поэтому разительно отличается от обучения в гражданских вузах.

Второй подход основан на евро-оптимистическом представлении организационного построения сети вузов, когда в регионах создаются универсальные образовательные комплексы под единым учредительством, которые призваны обеспечивать многофункциональную подготовку специалистов по унифицированным для всех направлений (специальностей) подходам и стандартизированным процедурам. Такая модель предлагается сторонниками Минобрнауки России в рамках создания сети региональных опорных вузов. У данного подхода, безусловно, есть и свои плюсы, которые достаточно четко укладываются в количественные показатели оптимизации системы высшего образования, заявленные Концепцией развития образования в России (Прим. ред. – в соответствии с Концепцией развития образования в России (утв. распоряжением Правительства РФ от 29 декабря 2014 г. № 2765-р) предлагается модернизация системы высшего образования, в рамках которой будет оптимизирована типология и структура вузовской сети с сокращением числа вузов до 40 % и филиалов вузов до 80 %). Поэтому с организационно-экономической и бюджетно-финансовой точки зрения данная модель выглядит достаточно убедительно, особенно в непростое для национальной экономики время, связанное, в том числе, с продолжающимися санкционными мерами.

Но, как известно, кризисы рано или поздно заканчиваются. А последствия реформирования, если они плохо просчитаны, будут еще долго "аукаться" в обществе.

В связи с этим, на наш взгляд, морское профессиональное образование, с учетом всей сложности и специфики его организации с соблюдением требований международных конвенций, а также его важности для мировой конкурентоспособности России с точки зрения поддержания кадрового потенциала морской деятельности – это не та сфера, где можно экспериментировать путем проб и ошибок.

Иностранный опыт полезно изучать и учитывать, но его не стоит слепо копировать. Слишком много негативных примеров того, когда мы пытались так делать, не учитывая наши реалии. Реформироваться надо, но делать это с умом, не превращая реформы в разрушительную революцию. И предпочтительно обходиться без провозглашения грандиозных программ, а действовать осторожно, осмотрительно, поэтапно. В этом смысле хорошо поучиться у североамериканских индейцев. Они веками придерживаются "правила седьмого поколения": любое решение не должно навредить семи поколениям вперед! Это, конечно, аллегория, характеризующая мудрость и ответственность, с которой надо подходить к любым реформам.

– В чем была принципиальная разница в подходах?

– Вопросы, которые аргументированно нами выносились на обсуждение, были очень просты по своей сути и содержанию. И носили, помимо принципиального стратегического характера, касающегося отраслевого образования в целом, еще и насущный смысл сегодняшнего дня. Во-первых, это – правомочность в рамках действующего российского законодательства в области морского образования, в основу которого положены важнейшие международно-правовые документы (ПДНВ – 1978) признания объединенного вуза МАГУ морской образовательной организацией. Во-вторых, это – питание и обмундирование. В-третьих, это – обеспечение в полной мере плавательного ценза для получения рабочих дипломов. В-четвертых, это сроки передачи финансовых полномочий и бюджетных средств от одного учредителя другому при смене МГТУ ведомственной подчиненности. На сегодняшний день это важнейший вопрос для того, чтобы без проволочек можно было выплатить заработную плату отпускникам: большой университетский отпускной сезон уже начался. И, конечно, это восстановление военной кафедры, решение по которой принято Министерством обороны России.

– Если все так по-разному, тогда в чем смысл всех Ваших усилий, и где консенсус, если он вообще возможен?

– Смысл надо не просто искать, за него надо бороться. И борьба эта тяжела.Поэтому смысл моих усилий и есть поиск консенсуса. И к нему, безусловно, надо стремиться. И как бы формально это не звучало, он заключается в обеспечении гарантий обучающихся, трудовых прав работников университета, в проведении на надлежащем уровне приемной кампании абитуриентов, с учетом интересов и потребностей работодателей.

Многое из того, о чем мы решительно заявляли, уже нашло свое отражение в новом документе – Концепции развития объединенного университета, создаваемого на базе ФГБОУ ВО "МАГУ" и ФГБОУ ВО "МГТУ". И в этом уже обозначена огромная польза всех наших совместных мероприятий. Уверен, что все шероховатости текущих проблем будут постепенно устраняться, в том числе, на законодательном уровне.

Что касается глобальных задач российского морского образования, здесь я остаюсь на прежних позициях и убежденно считаю, что оно должно реализовываться исключительно в специализированных морских образовательных организациях с учетом целей и задач национальной морской политики, направленной на сохранение позиций России в ряду ведущих морских держав. Это значит, что система морского профессионального образования должна развиваться в рамках государственной образовательной политики в качестве отдельного отраслевого сегмента, имеющего статус национального проекта, призванного вывести российское морское образование на мировой рейтинговый уровень. Организационная модель сети специализированных морских вузов должна быть отработана на государственном уровне с закреплением учредительства через федеральные органы исполнительной власти, ответственные за реализацию задач национальной морской политики, и наделенные необходимыми функциями и полномочиями, в том числе, в части организации подготовки кадров. Но это, как Вы понимаете, не мой уровень принятия решений. Это лишь моя частная позиция, как специалиста, имеющего базовое морское образование – инженера-судоводителя, диплом МВИМУ им. Ленинского Комсомола, преемником которого является МГТУ, и отходившего в молодые годы после окончания нашей родной "вышки" три года на промысловиках.

– Сергей Анатольевич, как Вы дальше видите свою роль во всей этой ситуации? Каковы Ваши цели и мотивы как действующего ректора МГТУ после перехода в ведение Министерства образования и науки России?

– Мои цели сегодня банальны до простоты. Есть задача минимум, но она и самая сложная. Необходимо обеспечить преемственность на переходном периоде, чтобы максимально нивелировать негативные моменты, не допустить их развития. Таких вопросов сегодня достаточно много, в том числе, по причине сложности многочисленных бюрократических процедур, в которые мы вступили в связи с реорганизацией. Задача максимум уходит в долгосрочный горизонт планирования. И сейчас этим просто нет времени заниматься – слишком горячо проходит каждый рабочий день, так как мы находимся в режиме ручного управления. Этим я непременно займусь, всему свое время.

Источник: Би-порт.